Возрождение вэньяня

2012年(壬辰)陰曆12月4日 申時 § 8

Недавно я прочитал текст, посвящённый возрождению вэньяня, который, конечно же, сразу заинтересовал меня. К сожалению, аргументы автора о необходимости возрождения вэньяня строятся на кажется вездесущем мифе о том, что иероглифы являются идеографической письменностью, но тем не менее, идея, на мой взгляд, представляет интерес, поэтому привожу текст здесь.

«Движение 4 мая» выступало с предложением байхуаизации. Когда я ходил в школу, в учебнике была и статья, прославляющая «Движение 4 мая». Сегодня, когда я читал «Комментарий к „Устроению садов“», я вдруг вспомнил книгу, которую я видел в книжном после обеда, в ней говорилось о киданьском большом и малом письме. Большое письмо киданей, имитируя китайское, было идеографическим, но не подходило для тунгусских языков1, было невозможно отобразить многочисленные агглютинирующие элементы, поэтому появилось малое киданьское письмо, фонетическое, подобное корейскому хангылю или японской кане, и стало удобно записывать киданьский язык.

И с точки зрения фонетики, и с точки зрения грамматики, китайские иероглифы и китайский язык сочетаются друг с другом. Поскольку иероглифы являются идеографическим письмом, они на самом деле представляют собой знаковую систему, подобно обозначениям 123, 1+2 или 1/2, понятным во всём мире, но читающимся по-разному. Поскольку это идеограммы, и их связь с чтением не очень сильна, написание и произношение можно разделить. Это постепенно и привело к формированию вэньяня, преимуществами которого является лаконичность и отсутствие излишних элементов для обозначения произношения, это также является причиной того, что документы, написанные иероглифами, очень кратки и одновременно содержат множество информации. Вэньянь по сути является квинтэссенцией мудрости народа хань, он может использоваться как мировой письменный язык, подобно математическим формулам или языкам программирования, он понятен людям разных культур и языков. Древние японцы, корейцы, вьетнамцы все использовали иероглифическую письменность, и хотя они возможно, не знали, как произносить иероглифы, они тем не менее понимали их смысл.

Вэньянь крайне эффективен для содержания смысла, позволяет выразить небольшим количеством знаков очень многое, например, фраза «文王寢疾,召太公望,太子發在側»2, если её записать разговорным языком, будет выглядеть как «文王病重臥在床上,召見太公呂望,太子姬發站在旁邊». Смысл одинаковый, а усилий затрачено гораздо больше. Если записать вэньянь разговорным языком, теряется преимущество идеографического письма. В некоторой степени влияние иностранной культуры периода «Движения 4 мая» привело к тому, что китайская письменность в том числе подверглась влиянию фонетических письменностей Запада. Непременное требование байхуаизировать вэньянь сродни записи «3+4=7» в виде «three plus four equals seven». И одно записанное таким образом равенство тяжело понять, а если записать так тысячу уравнений, то это совершенно ненужная трата сил, а кроме того, понятное всему миру становится понятным только тем, кто говорит по-английски.

Фраза «Вэньянь далёк от повседневно используемой речи, а поэтому нужно возражать против его применения» не имеет под собой никакой разумной основы. Во-первых, подобная идея уже основана на фонетической письменности, так как именно фонетическая письменность основана на звуках языка, и поэтому должна им соответствовать, но почему иероглифы должны обязательно быть связаны с разговорной речью? Достаточно, чтобы они ясно отображали смысл, и вовсе не требуется никакой связи со звучанием. Что же, раз все записи подобные 3+4=7 не соответствуют произношению, значит, их нужно переписать?

Фонетическую письменность очень легко изучить, достаточно научиться отличать несколько десятков знаков и освоить некоторые правила написания, и всё. Поэтому во многих странах не бывает людей, которые умеют говорить, но при этом не умеют писать, но в Китае есть достаточно много людей, не умеющих писать. Одной из причин этого является то, что изучение иероглифов — это долгий процесс, необходимо запомнить свыше тысячи иероглифов. Вслед за развитием общества такая ситуация может постепенно прекратиться, и преимущества иероглифов станут очень ясны, например, знаки идеографической письменности не изменяются вслед за изменениями в фонетике, и мы можем понять смысл написанного несколько тысяч лет назад, в то время как знаки фонетической письменности очень трудно понять уже спустя несколько столетий (обычно в языке происходит по одному изменению за 100 лет). Иероглифы могут использоваться во всём мире, для любого языка. Иероглифы компактны и глубоки, самые тонкие папки документов в ООН это всегда написанные на китайском.

Возрождение вэньяня — это одна из основных частей нынешнего движения за возрождение китайской культуры. Его появление, как и появление движения за возрождение китайской культуры, имеет глубокую историческую подоплёку, оба этих движения являются органичными частями движения за возрождение китайского народа. Внешне может показаться, что движение за возрождение вэньяня — это отрицание идей Ху Ши и других деятелей, пропагандировавших байхуа, но на самом деле это заимствование идей движения за байхуаизацию. Быстрое распространение байхуа стократно увеличило число читателей и слушателей, способных воспринять культуру в широком смысле, но одновременно привела к постепенному уменьшению тех, кто мог непосредственно воспринимать китайскую культуру, и поэтому китайское культурное наследие столкнулось с доселе неведомой угрозой. Именно вследствие необходимости точной и полной передачи китайской культуры возрождение вэньяня стало исторической необходимостью. Возрождение вэньяня не приведёт к отрицанию существования и ценности байхуа.

Возрождение вэньяня на территории большого Китая начало давать ростки с 80-х гг. XX века. Идея возрождения вэньяня в явном виде была выражена в работе молодого учёного Лю Чжоу «Первый этап возрождения китайской культуры (Письмо с предложением)». Презентация особого раздела «Стихи ста городов» газеты «Гуанмин Жибао» показала отношение государства к возрождению вэньяня. То, что письмо с предложением о возрождении вэньяня было написано молодым учёным показывает, что его резервы развития невероятно мощны.

Мой комментарий к тексту

Китайские иероглифы отнюдь не являются идеографической письменностью. К сожалению, это ошибочное суждение весьма распространено как в научных статьях, так и в воззрении обычных людей-неспециалистов.

Текст гласит, что в иероглифах «отсутствуют излишние элементов для обозначения произношения», но между тем эти излишние элементы имеются даже в обоих иероглифах самого слова «иероглифы» (漢字). /han/ обозначает чтение [han], а 子 — чтение [zi]. Более того, иероглиф 來 первоначально значил не «приходить», а «пшеница», его заимствовали лишь потому что слово «приходить» произносилось одинаково, а чтобы отличить, пшеницу стали писать 麥, добавив снизу 夂. Точно так же, иероглиф 因 первоначально значил «циновка», и его заимствовали для обозначения одинаково звучащего слова «причина», а циновку стали писать 茵, добавив сверху 艹. Подобные иероглифы (фоноидеограммы и фонетические заимствования) нельзя считать идеограммами, а они занимают больше 80% от общего количества иероглифов, следовательно, иероглифы можно назвать лишь сложной, хорошо приспособленной для древнего и плохо приспособленной для современного чтения иероглифов фонетической письменностью. Япония, Корея и Вьетнам пользовались иероглифами длительное время лишь потому, что вместе с письменностью они заимствовали и китайский язык — вплоть до настоящего времени их лексика содержит огромное количество слов, заимствованных из китайского. Посему иероглифы вовсе не могут использоваться народами всего мира, это утверждение ошибочно.

Что касается уровня грамотности, то он не зависит от письменности. Хотя в Тайване и в Гонконге используются считающиеся сложными для изучения традиционные иероглифы, уровень грамотности в Тайване составляет 96,1% а в Гонконге 93,5%. В то же время уровень грамотности на материке — 92,2%, то есть отнюдь не низкий. Главное условие для грамотности — распространение культуры, не важно, на основе вэньяня или байхуа.

Посему, несмотря на то, что возрождение вэньяня представляется очень интересной идеей, но её нужно основывать на подлинных аргументах, а приведённые в тексте аргументы содержат очень много неправды, и поэтому не могут служить в её поддержку.

Мысли вслед за комментарием к тексту

Вообще, нужно различать две цели — повышение осознанности относительно китайского культурного наследия среди китайцев и среди некитайцев. Для достижения первой действительно необходимо возрождение вэньяня, и предшествующее ему повышение образовательного уровня населения. Для достижения второй, наоборот, можно было бы пойти другим путём, например, изобрести альтернативную письменность для китайского языка, в большей мере идеографическую и хорошо приспособленную к современному произношению путунхуа как наиболее распространённого диалекта, а также изобрести альтернативный диалект письменного китайского, который содержал бы меньше исторически накопившейся двусмысленности, что облегчало бы его распространение среди некитайцев. Вслед за такими изобретениями, можно было бы переводить традиционную китайскую культуру в новую форму подобно тому как она сейчас переводится на современные языки.

  1. Современные исследователи относят киданьский язык к монгольским, а не тунгусским — прим. пер. [^]
  2. Вэнь-ван лежал больным, подозвал Тайгун Вана, а наследник престола Фа находился сбоку [^]

§ Комментарии

RSS-feed
  • Cass1an:

    У меня в этой связи была довольно причудливая идея собрать эдакий «диалект» веньяня, где чтения иероглифов были бы понятны славяноязычным. Грубо говоря, как японцы читают 心 как исконно японское слово «кокоро», так же в его можно читать как «сердце»(или избрать несколько чтений, если тому есть серьезные основания). Безусловно, в результате получится вовсе не перевод на русский, это все еще будет 文言,»грамоты язык», но понять текст, записанный кириллизацией диалекта, будет возможно даже без глубокого изучения фонетики китайского, только овладев грамматикой собственно веньяня. Причем вовсе необязательно полностью переводить на него Канси, достаточно некоего «ядра» языка, которое и используется Канси для объяснения всех гапаксов.

    Проблему с идеографией вполне показывает упрощение иероглифов. Старое написание никуда не девается, количество необходимого к ознакомлению увеличивается, только и всего. Проблема меньше для частых иероглифов и компонентов(ma или компонент yu никого не путают) и больше для редких упрощенных иероглифов. Стройная система иероглифов возможна, но никому уже не поможет(как в старой истории о неправильных клавиатурах, издержки перехода и перевода слишком велики).

    • Я, когда только начинал учить китайский, думал, что можно перевести русский на иероглифы по японскому образцу, и например, за寫ывать 言а вот 這им 樣ом.

      Что никому не поможет — это, конечно, так. С другой стороны, придумали же никому не нужные упрощённые иероглифы, и вон сколько народу пользуется!

      • Антон:

        Я с подобной мыслью столкнулся при изучении хираганы и катаканы. Прочитав за пару дней страниц пятьдесят подобного текста всё довольно легко запоминается ナсタネт 日、 こгだ い や いсちぇзぬ с ぽ上のсち 土い。。。

  • Меня этот миф откровенно достал… Он настолько популярен и заразен, что тут помогает только профилактика и лечение такими вот статьями. Про автора изначального текста: «Хотел попасть в конечном итоге на возрождение вэньяня, а вот на траэкторию полёта мысли забил». Типичный пример стереотипного мышления, который приводит к таким статейкам. Зачем приводить сотни аргументов в тему возрождения вэньяня, если понятно сразу — он вернется (если такое вообще суждено) только тогда, когда уровень культуры китайцев будет фонтанировать и поражать весь мир. А когда, когда же будет такое? Нескоро… Абзац: «一定要將文言文白話,其實好比把“3+4=7”表達爲“four plusthree equalsseven.”,一個等式如此表達還勉强看得,要是一千個方程,都這樣來表示,絕對是種浪費,而且本來全世界都理解的東西變成了只有說英語人士才能理解的了。» (написание английского текста из оригинала записи) Сравнение очень странное и вовсе глуповатое. А это — вообще «сливки»: «漢字的世界通用性,可以被任何一種語言所使用。» План подрыва мозга всем лаоваям из первых рук!

    Спасибо, будь моя воля — присвоил бы Орден крутана Китайского Рунета. Но такого нет, довольствуйся «Спасибо» :)

    • Спасибо :) На самом деле, когда я начинал изучать китайский, я сам думал, что иероглифы легко можно приспособить под любой язык, был в полном восторге, считал их супер-продвинутой письменностью (Меня склонила в эту сторону книга Е.В. Маевского «Графическая стилистика японского языка», чрезвычайно интересный текст). Потом де Франсис всё поставил на свои места, а когда я ещё Карлгрена стал читать… стал всё больше и больше укореняться в воззрении, что иероглифы — это чрезвычайно неуклюжая система, которая остаётся только потому что, как выше заметил почтенный Cass1an, реформировать её всегда было дороже чем оставить всё как есть, и никто на это не решился.

  • chin-tu-fat:

    А ведь хотели же отдельные извращенцы «регуляризовать» иероглифическую письменность: ввести стандартный набор фонетиков — по одному на каждую комбинацию слог+тон, к ним «рационально» назначить ключи… Кстати, не у вас ли, Демьян, я это читал?

  • § Добавить комментарий

Раздел 中文 RSS-feed

Недавно я прочитал текст, посвящённый возрождению вэньяня, который, конечно же, сразу заинтересовал меня. К сожалению, аргументы автора о необходимости возрождения вэньяня строятся на кажется вездесущем мифе о том, что иероглифы являются идеографической письменностью, но тем не менее, идея, на мой взгляд, представляет интерес, поэтому привожу текст и мои комментарии здесь.

Темы

, , , ,

%d такие блоггеры, как: